Ульяновские журналисты о региональных медиа, новостях и недоверии к государственным СМИ

журналистика ульяновск

После выступления на конференции MEH& Co журналиста Максима Мельникова вынудили уволиться из «Самарской газеты». В своём докладе «лучше сесть на бутылку или делать медиа в регионе», Мельников критиковал региональные СМИ, говорил о цензуре и желтых заголовках.

Холмы решили выяснить, жива ли региональная журналистика в Ульяновске и других регионах. Поговорили с ульяновскими журналистами о негативных новостях, профессиональном росте и недоверии к государственным медиаканалам.

Антонт Никитин — ведущий телеканала «Санкт-Петербург». Раньше работал в «ГТРК Волга» в Ульяновске

Антон Никитин Ульяновск

Насколько жива региональная журналистика?

Региональная журналистика жива настолько, насколько жива журналистика как таковая. Это в принципе просто подраздел. Есть международная и региональная журналистика. И та, и другая имеет определенную конъюнктуру. В любом случае каждое СМИ в мире имеет определенные рамки и позиции, которые отражаются в статьях, материалах, сюжетах. От этого нужно отталкиваться.

Реально ли вырасти с региональной ульяновской журналистики до федеральной?

Да, есть реальные примеры: ребята, которые работают в холдинге «ВГТРК». Например, Михаил Федотов — образцовый журналист, при этом, если не ошибаюсь, даже без профессионального журналистского образования. Он добился больших успехов на этом поприще. Сейчас работает на московском канале «Россия 1». Его пример доказывает, что можно снимать сюжеты о событиях в Ульяновске, потом вырасти до командировок в Сирию и присылать оттуда в редакцию отличные материалы. Вот, пожалуйста, живой пример, как человек сделал себя сам в этой сфере.

Можно сказать, что вы тоже такой пример. Насколько большая разница с предыдущим местом работы в Ульяновске? 

Первое, что бросилось в глаза — это штат. Он намного больше. Плюс, гораздо более четкое распределение обязанностей. Особенность большинства региональных СМИ в том, что человек становится универсальным сотрудником. Ты и редактор, и корреспондент, и ведущий. Здесь продюсер, линейный продюсер и координатор выездов — это три разных человека. А в регионах эти функции, как правило, ложатся на одни плечи. Иногда это сказывается на результате. Держать столько задач в голове почти нереально. Если посмотреть на результаты, то в принципе все зависит от команды. Эта мысль, которую в моей голове посеял шеф-редактор «ГТРК Волга», Дмитрий Александрович Емельянов.

Антон Никулушкин Ульяновск

Ульяновским СМИ есть что освещать?

Конечно, ведь город живой, почти 700 тысяч как-никак! Ульяновские СМИ работают не только на город, а еще и на область. Это уже за миллион человек. Там, где есть люди, всегда есть события. Например, происходят какие-то криминальные вещи, которые необходимо освещать. К сожалению, людей такие материалы цепляют даже больше, чем что-то позитивное. Все хотят хлеба и зрелищ. От этого не уйти. 

В Ульяновске есть масса прекрасных праздников, о которых стоит рассказывать. Например, «День победы». Тема всегда актуальна, потому что становится все меньше свидетелей тех событий. Я сомневаюсь, что федеральные СМИ поедут в тот же Ульяновск, чтобы рассказать про одного из оставшихся ветеранов. А у регионалок есть такая возможность. 

Можно и нужно освещать решения правительства. Ведь законодательные акты принимаются на федеральном уровне и на региональном уровнях. Если законодательный акт принят на региональном уровне, он имеет свой вес и значение для города и для людей. СМИ работают для людей. Появляются герои из народа, которые спасают детей. Или рыбаки, которые уплыли на льдине, но счастливые вернулись домой. Событие? Событие! Инфоповод найти всегда можно. В этом плане у регионалов фантазия работает даже лучше, чем у федералов, ведь федеральная повестка гораздо шире.

У других провинциальных регионов есть положительный журналистский опыт?

Зависит от того, что оценивать. Если материалы и технику, то есть. Многие шутят, что Питер тоже провинция, но я так не считаю. Все-таки, это город федерального значения. Если брать полупровинциальные города, например, Краснодар, там есть Кубань 24. Канал, который по технической составляющей обходит ряд федеральных. Работают люди не менее талантливые, а материалы достойного качества.Так что положительный опыт есть.

Что из ульяновской журналистики считаете достойным внимания?

На мой взгляд, достойный проект моего коллеги, Артема Петрова — «Дежурная часть». Это действительно, интересно. По рейтингам эта часть программы пользуется спросом. Новости как таковые это всегда интересно. Нужно просто искать и находить свое.

Игорь Улитин — шеф-редактор отдела социальных программ ИД «Ульяновская правда»

Насколько жива региональная журналистика?

Региональная журналистика жива. Другое дело, в каком состоянии. В Ульяновске она находится в какой-то депрессии. Не особо блещет новыми идеями, даже частные издания, каналы и сайты будто побаиваются острых тем. А те, кто за них берутся, часто скатываются в какую-то откровенную грязь и низменные инстинкты. Еще есть районные газеты. Там просто всё грустно.

Реально ли вырасти с региональной журналистики в Ульяновске до журналистики федерального уровня?

Да, реально. Примеры есть, причем как среди пишущих, так и среди фотокорреспондентов. Самый яркий пример — Валерий Щеколдин.

Как вы считаете, нынешняя аудитория доверяет государственным медиа-каналам? Чем обоснованно доверие/недоверие?

Нельзя обобщать всех людей в понятие «нынешняя аудитория». Все люди разные. Каждый выбирает сам, кому верить, в зависимости от политических, религиозных и прочих убеждений. Поэтому есть те, кто принципиально не верит государственным СМИ. Кто-то считает, что только они говорят правду, а коммерческие СМИ врут. Я принципиально не использую термин «независимые СМИ», поскольку таковых не бывает.

Что из ульяновской журналистики считаете достойным внимания?

«Народную газету»! Иначе я бы не работал здесь шестой год. И газету «Чемпион». Я нечасто читаю местные СМИ. Телеграм-каналы местные вообще не читаю, они вызывают у меня изжогу. И паблики в ВК тоже.

Какие у ульяновской журналистики сильные стороны? Что бы вы изменили?

Поменять хотелось бы, например, отношение многих журналистов к читателю. Потому что иногда складывается впечатление, что мои коллеги воспринимают его исключительно как пожирателя мяса убитых алкашей, пожаренного на огне сожженных машин. А это не так.

Виктория Меметова — главный редактор ИД «Ульяновская правда»

Виктория Меметова Улправда

Насколько жива региональная журналистика, как вам кажется?

Вполне бодренькая такая. Я вижу трафик, вижу интерес к прессе, читаю прессу и работаю в этой сфере. Как она может умереть, если мы в день выдаем порядка 50 новостей и всегда собираем больше 4000 просмотров. Значит, есть интерес к журналистике, значит, она жива.

У других провинциальных регионов в плане журналистики есть положительный опыт?

Мне нравится «Алтай-пресс», «66.ру», «Большая Деревня». Их я почитываю. Не скажу, что мониторю. «КТВ Луч» из Сызранского района тоже неплохо работают. Они в основном шпарят ЧП и ДТП — такая специфика, этим трафик берут. В противовес им «Большая Деревня», которая дает в основном позитивные новости. У них хороший пул рубрик, в который я иногда заглядываю посмотреть, что они нового придумали. Например, они круто подводят нативную рекламу. У «Большой деревни» очень интересная форма подачи новостей: берут инфоповод и вокруг него наматывают большой клубок.

Как «Улправда» находит своего читателя и не теряет с ним контакт в большом количестве информации, которая его окружает?

У нас есть большой плюс, который многие считают за минус. Мы государственные СМИ и работаем на губернатора. Это дает нам бонус уважения. Когда я пришла два года назад, сайт был немного на другом уровне. Тогда все хайповали на Диане Шурыгиной, мы исключением не были. На нас сыпалось много негатива: «Вы, государственное СМИ, за счет бюджета делает трафик на этой проститутке, ЧП и ДТП!». Но мы выросли. Шли к новому уровню долго, было трудно, ломали коллектив, меняли подачу. Сейчас у нас соотношение 5 к 1: на пять позитивных новостей одна негативная. Фактически многие ЧП и ДТП мы просто не берем во внимание. Есть же сводка прокуратуры, мы из десяти новостей максимум берем одну-две. Еще я приучила журналистов никогда не брать информацию из соцсетей. Это легко может быть фейк, несколько раз «напарывались». Так что размещаем информацию только после звонка в компетентные органы. И это работает. На нас ссылаются, например, LifeNews, «РБК», нам доверяют. 

Если «Улправду» не будет финансировать губернатор, было бы больше негативных новостей, которые привлекают внимание?

Не думаю. Таких новостей очень много, нужно отличаться. Я не буду равняться на других. Я прошла очень много школ и знаю, что одна новость может дать суточный трафик, но есть пара моментов, например, рекламодатели. Представляете себе ленту: убил, зарезал, съел, открылась новая школа приходите к нам, убил, зарезал, еще и изнасиловал. Да и люди, хоть и идут на ЧП и ДТП, на самом деле хотят добрых новостей. Но пока без государственного финансирования мы не проживем, это я точно знаю. Просто потому, что не научились зарабатывать. До этого я работала в коммерческих редакциях, частных. И там все было заточено под рекламу. Мы пока только идем к этому.

Как вы считаете, современная аудитория СМИ доверяет государственным медиаканалам? Чем обоснованно доверие/недоверие?

За всех читателей не могу сказать. То и прекрасно, что есть разные СМИ и на каждое найдется свой читатель. Я сама люблю читать «73 онлайн», потому что знаю эту команду, работала с этими людьми. Знаю, что они дерзкие, иногда опережают нас, а для меня они главный конкурент из региональных СМИ. Но кто-то читает нас, кто-то читает их, кто-то читает только культурные новости типа «Афиши». Как и с телевидением, где каждый выбирает свой канал. Слава богу, что есть выбор. Чем больше СМИ, тем лучше. 

Как региональным медиа привлекать внимание читателей?

Новость, которая вызовет эмоции у человека, обязательно привлечет внимание. Ведь трафик дают новости об убийствах и изнасилованиях именно потому, что они вызывают массу эмоций. И страх, и сопереживание, и сочувствие, и радость, что это произошло не со мной. Это взрыв эмоций. Юмор хорошо помогает. За что я люблю «73 онлайн», они в заголовках позволяют себе так схохмить, что невольно захихикаешь и обязательно будешь читать дальше. Эмоциональность должна быть в любом материале.

В Ульяновске есть о чем рассказывать?

Постоянно! В прошлое воскресенье я была дежурная по сайту — у нас же работа идет круглосуточно. До 11 ночи меня поглотило убийство Патрикеева. На место поехали наши телевизионщики, мне репортировали, что там происходит. Я сидела как приемник, всё это описывала, но это опять же про плохое. Про хорошее: в Сенгилее День города. Народ объелся блинов. Чудесная новость, можно ее хорошо подать. Вообще, новость же можно всегда создать. На это существует масса инструментов. Когда совсем бывает тухляк, мы залезаем в архив. Если журналист не знает, как добыть новость — это плохой журналист.

Можно ли вырасти с региональной журналистики в Ульяновске до федерального уровня?

Нужно! Все растут. У меня куча примеров перед глазами. Я начинала работать в газете в Димитровграде. Из того штата теперь куча людей в Москве, в Питере. Я уж не говорю про Самару. Вырастают — жалко расставаться, потому что их же учишь, вкладываешь душу. Они научились и всё — улетели. Но это круто.  

Авторы: Анастасия Полканова, Андрей Абрамов
Редактор: Андрей Абрамов
Фото: социальные сети героев

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on twitter

  1. Николай

    В Ульяновской области пройдёт очередная весенняя академия для руководителей и журналистов региональных СМИ

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*