Мы встретились с Шарпом, MC из команды True Star. Ребята основали свое творчество в Ульяновске, затем переехали в столицу и стали двигаться дальше. Мы решили прояснить хронологию развития их творчества и поговорить про ульяновский хип-хоп, хип-хоп в целом и про то, как же все-таки простым ребятам из региона замутить совместный трек с известными рэперами, как Нигатив, Рем Дигга, Fuze Krec и другими.

Содержание:

  1. Создание Too Bad Family и появление True Star.
  2. Отношение к Ульяновску и про ульяновский хип-хоп.
  3. Про собственный стиль и его выработку.
  4. Как привлечь внимание известных исполнителей.
  5. Творчество с ульяновскими ребятами и немного про вдохновение.
  6. Переезд в Москву и развитие событий в столице.
  7. Альбом «Дикая аллея» и слушатели.
  8. Про популярных рэперов и штамповку треков.
  9. Про стиль и планы на будущее.

— Пока я готовилась к интервью, нашла о тебе очень мало информации. Расскажи, откуда ты и как оказался в Ульяновске?

— У нас есть трек «Что ты знаешь обо мне», он автобиографический, можно послушать (улыбается). А вообще в Ульяновск я попал в 1999 году, приехал с семьей из Казахстана. Для меня проживание в Ульяновске сейчас равносильно пребыванию в Москве. Ровно столько же по времени.

Шарп из True Star

Шарп

— А в 2001 году в Ульяновске ты основал Too Bad Family?

— Эту тему я привез еще с Казахстана. Там у нас был клан, потом мы разнеслись по всей стране. Too Bad Family — собрание единомышленников. По всему Ульяновску нас было всего человек 15.

— Кто состоял в Too Bad Family и что делали?

— Состояли рэперы, каждый со своим стилем. Мы даже записали альбом, но он не ушел дальше города, потому что тогда еще интернет не был развит. В этой команде мы сами себе писали музыку, потому что никто этого больше не делал. Это, знаешь, как первое хобби у ребят, рэп-объединение, но процентов 80 уже не в теме.

рэперы

Творческий процесс

— Получается, ты еще с Казахстана занимаешься музыкой?

— Да, мне было 15 лет, когда я переехал. И как раз тогда стал искать единомышленников. Искал по всему городу, а, оказывается, чувачок-то жил в соседнем районе (смеется). Мы по сей день занимаемся музыкой вместе.

— Это ты о ком?

— Чайан Фантаста (Максим Трушников, входит в состав команды True Star).

Chajan Fantasta

Максим Трушников

— Соответственно, вы с ним в 2007 году основали команду True Star. Как так вышло?

— True Star появился намного раньше, просто из всего Too Bad Family остались только я и Чайан. Все, что было в Too Bad Family и то, что осталось от нее, послужило фундаментом для зарождения True Star.  Потом, уже в 2007 году, нам надо было ехать на фестиваль «КофеМолка». Нужно было придумать какое-то название, потому что к нам присоединился АКМ (Антон Трушников).

Akm Production

Антон Трушников

Он был чуть-чуть МС и тоже как Чайан битмейкер. Втроем с новым названием мы стали двигаться с 2007, а зарождение началось где-то в 2005.

— А почему True Star?

— Для нас это путеводная звезда. В наших определенных композициях местами мелькает именно момент связи со звездами, космосом.

— Круто. Слушай, когда мы договаривались о встрече, ты сказал, что Ульяновск не сильно помог в развитии. Но ведь основа залегла в Ульяновске, чем он тебе не угодил?

— Это мое личное отношение, потому что понимание братства и хип-хоп поддержки у каждого свое. Кто-то радуется за нас и когда слышит, говорит: «даа, это наши ребята», а кто-то считает, что он должен быть на нашем месте.

— Значит хип-хоп поддержки в Ульяновске нет?

— Есть поддержка от конкретных ребят. А так, по большей части, в Ульяновске особо нет такой поддержки, что печально, потому что объединившись и поддерживая друг друга, можно мощно и сильно продвигаться. Там нет общего движения хип-хопа, все разрозненно. Нет братства. Каждый выкидывает по чуть-чуть и забирает по чуть-чуть, это неинтересно. Не знаю, почему люди боятся объединений. Наверное, не хотят, чтобы в этом объединении утонула частичка их вклада. Боятся остаться незамеченными, хотя суть-то в другом. Вклад вкладом, творчество творчеством. В других городах люди стремятся объединяться, держаться вместе.

— И поэтому вам не нравится позиционировать себя командой из Ульяновска? 

— Вообще не заморачиваемся. Зачастую пишут, что мы ульяновский коллектив, и нам как-то приятнее от этого. Мне прикольнее, что мы из У, потому что в каждом городе должен быть свой стиль, своя движуха.

— На просторах интернета нашла фразу от ульяновской девушки: «Единственная группа Ульяновска, которая продвинула хип-хоп культуру города на новый уровень..[…].». Ты считаешь, что вы правда продвинули хип-хоп культуру региона?

— Не мы одни оттуда. В Ульяновске много ребят, тот же Вадяра (Вадяра Блюз, новый артист Gazgolder, из Барыша). Впоследствии выясняется, что Loc-Dog тоже имеет отношение к Ульяновску. Чем больше МС будет отмечаться с пометкой Ульяновск, тем сильнее будет закрепляться город на хип-хоп карте. Тот же самый Ростов представляет и Баста, и Каста, и много других ребят. Все должны иметь принадлежность.

— Как думаешь, какие-то изменения после вашего творчества в этой теме произошли?

— Я думаю, многие просто начали активнее заниматься музыкой. Если заниматься своей движухой и прикладывать какие-то действия, то это всегда принесет результат. Наступило такое время, когда неожиданно может случиться что угодно. Конечно, ради развития тебе нужно делать каждый раз новый шаг, более крупный, интересный. В рамках города, как ни крути, происходят однообразные движухи. А зачастую что-то новое люди там как-то странно воспринимают. Мы может и показали путь, что есть маза, которая приносит какие-то результаты, находясь в регионе, но сейчас, как я понял, большинство уехали из У.

— Ульяновский хип-хоп по-твоему вообще есть?

— Те, кто остались, не стремятся развивать хип-хоп. Каждый занимается собой, именно своей темой. Прикольно, что есть еще какие-то хип-хоп солянки, но в целом хип-хоп движения нет. Как минимум на рэп концерты и движухи люди приходят. Это показатель. Есть города чуть поменьше, но туда нихрена никто не приходит. Ни на какие хип-хоп мероприятия. Не знаю, с чем это связано. Например, в Ульяновске есть команда U-Fo, они не переехали и остались там. Команда с большим будущим, как я думаю. Кас (Максим Кочкарев, участник команды, стал победителем GrantBeats, проекта The Flowделает очень интересную музыку. 

— Какое отношение к Ульяновску у тебя сейчас и чем он может быть лучше Москвы?

— У меня там живут родители, близкие люди. В плане музыкальном вряд ли он лучше, потому что все валят оттуда и нет никакого развития, хотя сейчас такое время, что есть интернет и можно записать необычную крутую песню и она стрельнет, несмотря на то, где ты живешь. Но, тем не менее, надо находиться в месте, где происходит весь хип-хоп.

— В видео с Рем Дигга ты говоришь про самобытность рэпера – какая она у тебя? Какой у тебя стиль, фишки? Какой стиль True Star в двух словах?

— Я изначально заморачивался над техничной частью, чтобы не звучало так, будто тебе тараторят в уши. Текст может быть легко воспринимается на слух, но, если рядовому человеку предложить повторить и даже дать ему время на подготовку, я сомневаюсь, что у него получится, несмотря на то, что все плавно звучит.

Наша самобытность именно в лирике. Есть питерская лирика. Например, Krec и его добрая грусть. Думаю, наши лирические треканы не спутаешь с каким-то другим исполнителем, хотя грустный лирический минусок и припев по сути у всех всегда одинаковые, но у нас есть тема.

— А как ты вырабатываешь техничность? Скороговорками?

— Нет, это стереотип. Помимо того, что нужно выговорить, надо же придумать текст, чтобы было складно и была смысловая нагрузка, которая легко воспринималась. Если 100 000 раз проговорить какой-то момент, рано или поздно ты его скажешь правильно.

Все получается в процессе, когда пишешь. Каждый кусочек текста как детальки в тетрисе, которые падают. Ты написал три строки, и пока ты придумываешь четвертую, эти три у тебя закрепляются. Ты уже запоминаешь, где, как, что, какая пауза, где ускорение. Это программируется автоматически.

— В общем, ничего особенного не делаешь: написал, попробовал, повторил 100 500 раз и все получилось?

— Ну, если сказать, что так все делается,то многие пойдут по неправильному пути (смеется).

— Ну, может у тебя были какие-нибудь консультации с логопедом или еще что-то особенное?

— В плане дикционных моментов — у меня титановая челюсть. Мне врачи говорили, что у меня будет дефектная речь. Она изначально и была. Я шепелявил, очень переживал, что не смогу читать. Как по мне, дефекты речи в рэпе — сомнительная история. Я просто очень усиленно читал и ушло это шепелявенье.

— Вернемся к вашей творческой хронологии. Первый альбом «Гильзы, Патроны» вышел в 2009. Пишут, что это стрельнуло. Были приглашенные рэперы (Нигатив, группа Юг, Винт). Как так вышло? Чем и как вы зацепили более опытных исполнителей?

— Эта тема меня вообще поражает и удивляет. Она касается не только музыки, а любого ремесла. Ты занимаешься каким-то делом, думаешь, что у тебя получается отлично. Начинаешь задумываться, что, в принципе, твоего уровня хватает, чтобы сделать что-то совместное с кем-то. Ты просто можешь познакомиться с человеком и сказать: «Я вот такой человек, делаю так-то. Если интересно, то вот это мое лучшее из того, что я делал. Если есть интерес, поговорим далее». Человек слушает и говорит: «Да, прикольно». И ты ему говоришь,почему тебе было бы с ним интересно поработать: «Я тебя приглашаю, потому что такая вот музыка, тематика. Думаю, будет интересно». Все. И человек, если он адекватный и за музыку в нашем случае, то он согласится.

Современные молодые чуваки пишут: «Привет, вот мой новый трек». Если поинтересоваться, что они вообще делают, то скорее ответят: «Посмотри на странице». Они изначально делают нелепый шаг, хотя я не исключаю, что он отличный музыкант и у него крутое музло, но ему, видимо, неудобно попросить.

— У дилетантов в музыке нет индивидуального подхода?

— Да, я думаю, это основной момент. А мы подходим индивидуально. Мы пишем где угодно. Есть еще момент про бэкграунд. У нас нет ничего, кроме того, что мы делаем хип-хоп. Ни в каких скандалах не замешаны, черных пятен нет. Если человеку близка наша музыка, ничто ему не мешает с нами поработать.

— А что по поводу совместного творчества с земляками – ульяновцами? С кем успели плотно поработать?

— С U-Fo, Касом, Соты.

— А Витя Исаев?

Витя Исаев не особо к Ульяновску себя причисляет, он больше к космосу относится (улыбается). С ним много всего. Изначально наше творчество с Витей было построено на нас. От нас шел запрос. Вот, была идея бита Серёги (khdsch prod., музыкант), а Витя сделал аранжировку. Сегодня мне интересно поработать с чисто его продакшном, не чтобы он подстраивался под нас, а я работал под него. Мы планируем работу с ним.

— А тексты всегда твои?

— Конечно.

— И ни разу ни у кого ничего не заимствовал?

— В треке «Блажь» припевная часть взята из стихотворения, но там указано это.

— А чем ты вдохновляешься?

— Слушай, да жизнью. Я считаю, нужно проживать сказанное, чтобы альбом был набором композиций, которые ты можешь послушать спустя какое-то количество лет, и они не потеряют свою актуальность, потому что обычно там речь идет об отношениях людей, а это всегда трогает.

— Когда и почему вы перебрались в Москву?

— В конце 2008 года, потому что в Ульяновске не было смысла находиться и при этом были продвижения, совместные работы. Мы переехали с Рустамом Романовым (клипмейкер), потом переехал Фантаста, АКМ. В итоге Фантаста обратно уехал в У. Остальные все тут.

Шарп с Рустамом Романовым

Шарп с Рустамом Романовым

У нас тогда почти был готов альбом. Мы приурочили переезд к этому событию, чтобы в столице продвигать его. Еще тогда написали на рэп.ру. Просто сказали: «Вот мы такие ребята, у нас тут альбом и до этого у нас вышел клип». Они сказали, что видели клип и разместили новость про альбом. Произошел правильный момент обращения.

— Переехав, занимались только музыкой?

— Первое время да, затем всем приходилось работать на очень разноплановых работах.

— Я так понимаю, вы на волне популярности выпускали мерч в 2011? Почему перестали?

— Нет логичного объяснения этому моменту. Настал музыкальный перерыв. И как-то не до мерча было, но эта история возобновляется сейчас.

мерч True Star

мерч True Star

— Мы скоро что-то такое можем ожидать?

— Да, не буду анонсировать, но идея в разработке.

— Окей, а почему после 2014 года был перерыв в 3 года. С чем это связано?

— Перерыв был связан и с жизненными обстоятельствами, и просто параллельно много проектов планировалось, которые так и не дошли до конца. Какие-то остаточные части послужили основой для альбома 2017 года. Осталось много невыпущенного материала и много материала, который надо перезаписывать, потому что некоторым участникам это уже неинтересно. Творчество шло, но все, что выходило, оставалось на компах.

— Короче, вы никогда не были завязаны на коммерции?

— Я думаю, это сразу можно заметить даже по частоте выходов релизов. Они не привязаны к коммерческой подоплеке.

— Получается, у вас и четких сроков не было никогда. Почему?

— В последнем и предпоследнем релизе мы указывали количество участвовавших людей. Число доходит до 20 человек. Им это интересно, но это энтузиазм. Они ставят в приоритет свои дела. Все поэтому так долго. Сейчас мы пересматриваем сроки работы.

— Пересматриваете на будущее или с «Дикой аллеи» уже так все пошло?

— С «Дикой аллеи», потому что альбом был сделан за полгода. Все было быстро, четко.

Альбом True Star «Дикая аллея» (2018)

Альбом True Star «Дикая аллея» (2018)

— Какие результаты «Дикой аллеи»?

— Альбом, мне кажется, побил результаты всех альбомов вместе взятых по прослушиваниям. Сейчас как раз ждем общую статистику, но уже по предварительным данным все отлично. У нас 2 основных трека, которые работают — «С самого утра» и «Ухожу в закат».

— Какой твой любимый трек из ваших? Почему?

— Трек «Просто знай», который я слушаю в любом состоянии и настроении спустя любое количество лет. Ему уже 8 лет. Обстоятельства, с которыми он связан, сейчас вообще никак не мелькают. Нравится настроение и как сама композиция…простенькая, пацанская.

— А что скажешь про вашу аудиторию? Она растет вместе с вами?

— Слушай, частично аудитория растет с нами. Частично чуваки, которые вообще не воспринимали нас, стали наоборот вникать. Некие бытовые философствования ты не поймешь в 20-23 года. Потом, когда уже в этой ситуации побываешь, поймешь. Соответственно, новый материал, который мы готовим, отчасти универсальный для восприятия аудиторией 20-30 лет.

—  А как ты относишься к, так сказать, «попсовому» рэпу? В чем разница между творчеством L’one, Мот и вашим?

— Попса — это Лобода. Мот, например, достойный музыкант, у него качественное музло. Их творчество можно воспринять как попса с точки зрения форматности, общественного восприятия, массовости. И это нормально. Я никогда не поверю ни единому музыканту, который скажет: «мне на**й ничего не надо». Встал и ушел тогда.

интервью с Шарпом

интервью с Шарпом

— А что тогда надо?

Чтобы твоя музыка доходила до людей, чтобы ее слушали. А люди, которые делают музыку и говорят, что им плевать, кто ее слушает…это все обманщики (смеется). Каждый хочет, чтобы его музло дошло до людей и чем больше людей будут знать, тем круче.

— Значит дело не в деньгах? Популярные рэперы не штампуют треки ради бабла?

— Это уже другой момент. Кто-то штампует, кто-то это делает исходя из условий контрактов и прочих тем. Это как на заводе: например, нужно очистить наждачкой столько-то блоков. Какие-то треки сдираются с запада и это уже штамповка, но авторские треки все равно чувствуются. Если бы мы штамповали, у нас побольше бы их выходило (смеется).

— Так значит те, кто подписан на лейбл, у них нет души?

— Да ну нет, это такой стереотип. Просто есть треки проходные, но при этом ребята остаются исполнителями, которые двигают основную историю. Например, трек вышел и через 2 года его никто не вспомнит, но его скачали определенное количество людей и я заработал 1,5 миллиона рублей. Почему бы и нет? Ох, какая позорная заработная тема (улыбается).

На штамповку можно посмотреть с разных точек зрения. С деребасной или с четким пониманием, что каждый релиз к чему-то приурочен и его нужно сделать к определенному числу. Ну, не записали, заболел чувак и через месяц сделали. Ребята на лейбле не могут этого себе позволить. Я бы хотел, чтобы я не мог себе этого позволить (улыбается).

— Что делать юным начинающим рэперам, которые пишут нелепую музыку, но хотят быть на стиле?

Проявлять самобытность. В этом и прикол хип-хопа. Ты никогда не выделишься, если будешь брать с кого-то стилек.

— А ты не у кого свой стиль не брал?

— Команда Дерево жизни, исполнитель Звонкий из этой команды. Они заложили в меня «скороговорочный фундамент». Это повлияло, но у них все равно свой стиль, запевная такая история. Я взял этот элемент, но, послушав меня, нельзя сказать, что это Дерево жизни.

— Какие творческие планы?

— Не буду говорить, что планы грандиозные. Относительно нашего застоя, который был несколькими годами ранее, все будет очень активно. У нас выходит новый клип. В течение максимум месяца (так и случилось, он вышел).

Планируем еще определенную серию выпусков синглов. 2-3 трека. Частота выходов на фоне общей трустаровской частоты будет частой (смеется). Мы щепетильно относимся к альбомам, не хотелось бы их штамповать. Альбом делается параллельно, там душа, лирика, а все остальное — это будут синглы. Раз в 1,5-2 месяца.

— По сей видимости, вы хотите плотнее заняться творчеством?

— Да, сейчас появилось много интересной музыки. Появились люди, с которыми есть над чем поработать и обеим сторонам это интересно. «Дикая аллея» доказала нам, что все можно сделать, если не щелкать. Будем поактивнее, тем более сейчас очень большое развитие происходит с появлением полноценного хип-хоп радио. Мы долго этого ждали. Появился нормальный толковый смысл заниматься музыкой, потому что ты можешь представить свое творение на радиостанции. Это серьезный толчок для хип-хопа. Соответственно, есть смысл попадать в радиоэфир и делать качественную музыку, потому что там не прокатит штампованный рэп. Это должно быть вдохновением для всех, потому что если у тебя достойная тема, она по-любому залетит на радио, а дальше и во все города России.


Текст: Марина Суворова
Фото: Юлия Митясова, социальные сети