Иван Карпов: «Шлейф прошлых побед и ничего вдохновляющего»

Иван Карпов

В этот раз мы не расскажем вам вдохновляющую историю, где человек сотворил нечто интересное. Эта история о поиске себя. Удивительно, что некоторые просили меня взять интервью у Вани Карпова, упомянув лишь тот факт, что он ярый активист МИЦ и вообще много чего делает. По этому поводу мы и встретились. 

Встреча с Ваней

Встреча с Ваней

В 14 лет Ваня оказался в МИЦ. До этого он как все обычные мальчишки шатался по стройкам, а еще раньше попробовал алкоголь и сигареты. «Когда все школьники начинали это делать, я уже заканчивал. В 13 лет гордился, что уже бросил», — рассказывает Ваня. В школе он занимался в школьном театральном кружке, танцевал, бесконечно вел какие-то мероприятия. И все ему нравилось, несмотря на отсутствие поддержки родителей. А с появлением школьного радио он стал вовлекаться и туда:

«На радио мы встретились со взрослыми ребятами-активистами. Нас там называли революционерами, потому что все, что мы предлагали, нельзя было вещать в школьном эфире. Хотя это было в 14 лет, все было так по-детски». Собственно, Ваня и такие же активные как он ребята поехали на конкурс «Информат» рассказывать об их радиостанции. До этого об организации МИЦ он не слышал, но на той смене его приняли в члены организации.

Ты понимал, куда вступаешь?

— Да, это было логичным продолжением того, что я делал. За 7 дней нам все объяснили. И, собственно, все понеслось.

Что понеслось?

— Уже через месяц в рамках МИЦ я организовывал проект в своей школе. Это был мой первый проект, на который не пришел никто. Мы тогда думали, люди как-то сами узнают о проекте и придут. В итоге привели детей со школьного лагеря и вроде как провели мероприятие. Потом на лето я уезжал в Карсун, у меня там бабушка с дедушкой. Там было отделение МИЦ и я вовлекался туда. Мне нравилось. И так проекты за проектами, статус за статусами.

Назови свои самые важные статусы.

— Самое важно для меня на сегодня мой рост в проектной деятельности в молодежке. Есть проект, на который я ездил 5 лет подряд. Первый раз участником и последний раз заместителем директора этой школы, когда проект был в международном формате. Это международная школа волонтеров. Из статусов: почетный член организации, знак заслуги 1-ой степени. Я долго к этому шел и получил его уже когда уехал 2 года назад, в 20 лет. Еще победил в «Я лидер».

6 лет в организации — это много?

— Все равно какая организация. Важно, что я по сей день занимаюсь этой деятельностью. МИЦ это родное.Так получилось, что эта организация стала у меня первой. Сейчас я делаю то же самое только в другой среде в другой организации.

Интервью с Ваней Карповым

Откуда желание столько всего делать?

— Не знаю. Всю жизнь так было (смеется). Будучи взрослым человеком понимаю, что с детства у меня приученность что-то делать и стремление выйти из определенного круга.

Кругом ты называешь зону комфорта?

— Свое окружение. Я не из супер богатой семьи и жили мы не айс. Меня драли за плохую учебу, не желая при этом наказать, а показать, как должно быть. Сейчас смотрю на то свое окружение и понимаю, зачем это все.

Мне никогда не говорили, что я что-то должен, и мама каждый раз просит меня остаться в Ульяновске, когда я приезжаю. Это моя ответственность за то, что я должен из себя представлять. Сейчас желание выйти из круга усиливается, чтобы не знать, что такое потребность в деньгах и излишествах. Но я немножко не бизнесмен и некоторые способы достижения этой цели кажутся странными.

Именно поэтому решил поступать в Москву?

— Я был готов остаться в У, но, в какой-то степени, мысль о переезде мне вложили в голову друзья, которые когда-то уехали сюда. Я решил, почему бы и нет. Круто поступить в московский вуз и учиться на бюджете. Когда я приехал, понял, что это мой город.

Сложно было поступить?

— Просто сдал экзамены и все. У меня красный аттестат. В 10-11 классе отличная учеба была одним из условий моей мамы. Если я скачусь, то не смогу заниматься молодежными проектами.

А момент переезда не нагонял страх?

— Нет, а что может быть в этом страшного в 17-18 лет? Тебе прикольно, что ты можешь свалить от родителей и жить один.

Расскажи немного про общагу и на что ты жил?

— Сначала у меня была президентская премия. В первый месяц мне не дали общагу и мы с 5 друзьями снимали 2-х комнатную квартиру: двое спали на диване, за шкафом две девочки и в отдельной комнате жил босс Леха, потому что он самый старший. Затем была стипендия в 8 тысяч, один месяц проживания в квартире оплатили родители и с декабря я устроился на работу на кафедре.

А дальше начинается захватывающая история о высшем образовании. К слову, Ваня закончил университет в прошлом году:

«По образованию политолог, но кем я в итоге стал — понятия не имею. Не понимаю смысла в образовании. По факту должен прогнозировать, анализировать и предлагать решения. Поработав немного в этой сфере, понял, что в России нет ничего, что касается политической науки. Все мерзко и грязно. Это абсолютно бесполезное образование как и любое другое гуманитарное».

«Нам на 1-м курсе препод сказал: “Я вам читаю лекцию по экономике, но на самом деле экономика греховна..<….>бог, надо верить в бога. И таких ситуаций было очень много и точно не у меня одного».

Разговор про работу получился еще более запутанным. За свои студенческие годы и за год после окончания университета Ваня очень многое успел:

«Будучи студентом 2-го курса я ушел с кафедры. Коллега, которая ушла с кафедры раньше, позвала меня в частную фирму, которая занимается политическим консультированием. Я проработал в госконсалтинге 1,5 года непосредственно по своей специальности. Мне не хватало скрупулезности и усидчивости для этой работы, я стал искать себя дальше. Был менеджером рекламных спецпроектов в АиФ, ведущим в клубе. Сейчас занимаюсь прикладной социологией в исследовательской группе. В основном мы проводим опросы общественного мнения, еще исследовательские интервью и другие процедуры. Сам я сижу в офисе и ко мне в руки попадают цифры. Эти цифры формирую не я, а просто смотрю на них и говорю: “ага, здесь такая цифра, это значит то-то”. В общем, занимаюсь интерпретацией, смотрю на контекст, на прошлые исследования. Например, надо понять, почему в какой-то стране все изменилось спустя 10 лет. Затем надо это объяснить пишу аналитический отчет на основании данных, которые у меня есть, поясняя ситуацию. В каком-то смысле это тоже проектная деятельность, знакомая мне».

Сегодня Ваня еще и бариста, подрабатывает параллельно с основной работой.

«С одной стороны, это был вызов. Мне говорили: “Фу, стремно. Обслуга в общепите”. Но мне не стремно, потому что есть некая философия в компании, которая объясняет, почему это не стремно и так все становится просто. Мне это интересно, я 4 года сижу в офисе, а тут движуха».

Интервью с Ваней

Другая плоскость жизни Вани — это различные проекты в молодежной сфере:

«Еще при поступлении в вуз для меня было важно, чтобы в университете была развита студенческая активная деятельность. Поэтому я выбрал плеху (РЭУ им. Г. В. Плеханова), там сильный студсовет. Чуть позже мой первый наставник МИЦ, будучи уже в РСМ в Москве, пригласила меня в Ассоциацию тренеров. Спустя время я понял, что тренерство — это не мое.

 Стал организатором мероприятий в РСМ: мы ездили в муниципальные округи и организовывали лагеря молодежного актива. У меня появилось 2 своих больших проекта фестиваль Маёвка в парке Сокольники на 15 000 человек и Мистер студенчества Москвы. Я съездил на российский конкурс, проиграл и подумал, что в Москве же нет регионального этапа, раз я выиграть не могу, то сделаю конкурс сам. Вошел в совет АСО Москвы и пока продолжаю понемногу заниматься этими делами, но это скорее хобби».

Так много всего…

— Создать свой проект может любой. Это город такой.

По твоим рассказам, ты достаточно сумбурный и местами неопределенный. Это потому что не знаешь, что будешь делать в будущем?

— Что буду делать я понятия не имею. Этот вопрос мучает меня со 2-го месяца пребывания в Москве, уже 5 лет почти.

Но ты часто ездишь в Ульяновск, так?

— У меня с ним тесные связи. После переезда мы продолжали ездить и работать с МИЦ. Я много бываю в У и там много своих людей, там мой лучший друг.  Прошлым летом я работал старшим вожатым в детском лагере, скоро поеду в Ульяновск на конкурс. Я не ощущаю глобального отрыва от него. Не чувствую расстояния как такового 2 часа долететь или доехать за ночь вопрос в 2500 рублях. Если они есть, то все нормально.

Ульяновск я люблю. Иногда скучаю. Это хорошее место. В этом городе гораздо больше возможностей, чем где-либо еще в ПФО. Там есть, что делать, чем заниматься, куда двигаться, но мне хотелось большего.

То есть там ты не можешь развиваться?

— Там есть определенный потолок, а в Москве его нет. Это одна из причин, почему я не хотел бы возвращаться. Это мнение, из-за которого меня не любят в Ульяновске.

Объясни получше.

— В Москве нет границ и для меня всегда было лучшим вариантом лезть куда-то высоко, ставить огромные задачи. Лучше не дорасти до границы, которой нет, чем дорасти до той границы, которая есть, поэтому выбираю Москву.

Интервью с Ваней

Ты считаешь, что в У сделал все?

— Нет, я прекрасно понимаю, что там есть чем заниматься и где работать, и что в городе делать. В любой момент можно поехать туда..проведу там 3-4-5 лет, а дальше? А дальше захочется уехать в Москву, а здесь есть точно такой же 30-летний Ваня Карпов с перспективами. Гораздо выгоднее взять в компанию человека и вырастить под себя, чем взять специалиста с опытом хрен знает откуда. По крайней мере, я сталкивался тут с такими подходами.

Что хорошего и плохого можешь сказать про Ульяновск?

— Полтора месяца проведенных в Ульяновске прошлым летом еще раз дали понять, что я не хочу возвращаться. Не хочу стать человеком такого склада, как многие там. Знаю много успешных примеров, но их единицы, а в большинстве своем там люди очень узкие и зацикленные на статусах. Не хочу, чтобы в 30 лет мой круг проблем ограничивался мыслями о том, кто как кого называет и кто кем является. Мне хочется, чтобы в 30 лет у меня были бабки от любимого дела. Люди там другие, более завистливые с тугими рамками. Невозможно находиться в среде и не перенять это.

А ты можешь сейчас сказать, что уже в Москве чего-то достиг?  

— Сейчас у меня странный и сложный период в жизни. Шлейф прошлых побед и ничего вдохновляющего. Я предупреждал, что интервью может не получиться, потому что этот период поиска после получения образования у меня уже 1,5 года и это жестко. Я сменил 6 работ и не знаю, что будет дальше. Я очень много чего хочу и при этом критично к себе отношусь. Порой настолько критично, что сложно идти вперед. Важно не сломаться.


Текст: Марина Суворова
Фото: Ирина Макарова
Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on twitter

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*