Как «выживать» настоящему стрит-арту, если достойное уличное творчество часто оказывается под неровными полосками блёклой краски? Художник Александр Волков нашёл выход и перенёс улицу на холст. Всего за два года, занимаясь любимым делом, Александр добился узнаваемости и признания, организовал свою первую выставку, сотрудничал с «Mercedes-Benz» и стал партнёром VII фестиваля моды «Симбирский Стиль».

Содержание:

  1. Начало творческого пути
  2. Необходимость художественного образования
  3. Про вдохновение и процесс создания картин
  4. Почему Александр не работает на заказ
  5. Про стиль
  6. Планы и проекты
  7. О том, почему Волков и Холтов разные
  8. Про дальнейший творческий путь
  9. Готов ли Ульяновск к перфомансам?

— Скажи, мне кажется, или художник Александр Волков появился совсем недавно и как-то внезапно?

— Так и есть. Это было довольно импульсивное решение для меня. Я снова начал рисовать года два назад.

— Снова?

— Я не рисовал последние 14 лет. А два года назад мне знакомая девчонка подарила «картину по номерам». Я нарисовал её, и мне безумно понравилось. Там был красивый арт художницы Франсуазы Нилли: лицо на картине полностью было создано из мазков краской. Я подумал: «Блин, ну я же могу и сам это сделать, без помощи цифр!». Кисти и краски остались от набора, и я начал пробовать.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Александр Волков

— Чтобы подумать вот так, нужны неплохие амбиции (улыбаюсь). У тебя есть художественное образование? Ты где-то учился рисовать?

— Мой любимый вопрос! Меня не взяли в своё время в художественную школу (смеётся). Раньше не брали по зрению. Я и не особо расстроился, если честно…

— И никогда не возникала мысль, что тебе не хватает какого-то академического образования? Или слава богу, что его нет?

— Наверное, слава богу (улыбается). Я больше ценю не образование, а опыт. Когда человек, который владеет какой-то техникой, может тебе что-то передать. Я не верю, что такие люди есть в сфере образования. Ну, чему тебя там научат? Натюрморт рисовать? Тень сделать? Акварель в баночке помешать. Я думаю, это не то.

Когда мне было лет 6, напротив бабушки жил башмачник. Он делал обувь, деревянные такие образцы, по которым шьют потом, как в старину. Это вообще класс! Мне очень нравилось к нему приходить в мастерскую. И он офигенно рисовал карандашом. И тогда я стал обожать это. Именно он научил меня делать тени пальцем. Научил, как показывать свет на картинке. Вот это, я считаю, круто. А с точки зрения образования, мне кажется, слегка бредово звучит — творческое образование.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Александр на интервью

— Раз тебе так нравилось рисовать, почему ты бросил и не рисовал так долго?

— До этого я рисовал карандашом, да. Какие-то зарисовки делал — что вижу, то и рисую. Не знаю, почему бросил. Это дело мне поднадоело ещё в школе. И я про него забыл и забил. И только в последние два года вспомнил, что мне это безумно нравится, сносит крышу, и я нахожусь в особенном состоянии, которое, кстати, очень трудно поймать.

— Для чего нужно это особенное состояние и зачем его ловить?

— Чтобы что-то нарисовать, нужно вдохновение. Вообще, я никогда не знаю, что нарисую по итогу. Это моя основная проблема.

— Это проблема?

— Ну…Мне нравится её так называть (смеётся). Потому что ты испытываешь дискомфорт, когда картина не закончена. Наверное, это страх от неизведанного. Но в итоге всё сводится к тому, что важно поймать вот это состояние, когда ты можешь рисовать. Я пробовал делать это систематически. Пробовал научиться рисовать «правильно»: не в 4 часа утра садиться, а пришёл вечером, часов в 6 сел, два часа порисовал, пошёл спать… Это, чёрт подери, не работает! (улыбается). В какой-то момент приходило «то самое состояние», и я закрашивал всё и начинал заново.

— Значит, преднамеренно этого состояния вдохновения никак не достичь?

— Мне очень хочется дойти до момента, когда оно будет по щелчку, но, к сожалению, оно приходит само, и я не понимаю как. Единственное, можно создать максимальные условия и включить хорошую музыку. Ещё мне нравится, когда никого нет рядом в ближайшем километре. Ничто не отвлекает: ни звонки ни сообщения. По моей статистике, это больше вечернее время.

— Что ты любишь слушать, когда рисуешь?

— Ооо… Именно музыка очень часто влияет на то, что я рисую. Многие слова, которые я использую на картинах, они из тех песен, что я слушаю, пока работаю.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Александр и его работы

— А вечером, наверное, рисуешь ещё и по тому, что есть какая-то основная работа помимо творчества?

— Основная работа есть. Я не буду называть компанию, но это абсолютно не творческая работа. Но нельзя сказать, что я чётко разграничиваю эти две вещи, и являюсь безумцем, который на работе один человек, а после десяти превращается в другого… Хотя, что-то в этом есть, да? (улыбается).

— А загруженность на основной работе не препятствует приходу вдохновения?

— Наоборот. Одно другому помогает. Сейчас я понимаю, что какие-то стрессы, переживания, сложные задачи на работе способствуют тому, чтобы я рисовал. Когда полный штиль, когда ты спокоен — очень сложно что-то выдавить из себя.

— Ты рисуешь то, что чувствуешь? Вкладываешь ли какой-то смысл в свои картины? И важно ли тебе, чтобы этот смысл уловили остальные?

— Многие смотрят, думают, что за бред, почему это с этим, почему это тут. Все видят по-разному. Кому-то нравится просто картинка, кому-то цвет приглянулся, кому-то персонаж. Для меня смысл, конечно, везде есть. Я могу часами рассказывать, почему получилось именно так и что это значит.

— Расскажи историю про одну из своих картин.

— Есть у меня одна теория, что ни одна картина не может быть закончена до конца. Потому что невозможно понять, кто и когда решает в какой момент картина готова. Вот, например, здесь Брижит Бардо изначально была, но, как ты видишь, от неё ничего не осталось, теперь тут Крёстный отец (улыбается).

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Позади Александра его работы в баре VSE SVOI

— И не жалко вот так вот перекрывать? А ведь могло быть две картины! Долго вообще пишется такое?

— С учётом того, что там была Бриджит, месяца два где-то. Сам процесс никогда не бывает стабильным. Есть картины, которые я нарисовал дня за три, потому что я был полностью в этот момент отвлечён от всех жизненных процессов. А есть картины, которые не могу закончить по два месяца. Иногда бывает, что ты вроде бы закончил, тебя всё устраивает, а потом проходит неделя, и ты понимаешь, что здесь чего-то не хватает. Или в голову приходит безумная идея…

— …И вот ты уже всё перекрашиваешь! А ты работаешь всегда конкретно над одной картиной или можешь параллельно рисовать несколько?

— Изначально я себя ограничивал: специально покупал только один холст, чтобы не распыляться. Даже, если бы я хотел нарисовать что-то другое, то под рукой у меня не было холста.

— Так вот почему на место Бриджит пришёл Крёстный отец!

— Может быть, может быть! (смеётся) Сейчас я пробую рисовать несколько работ одновременно. Но честно скажу — не получается. В основном я сконцентрирован на одной.

— Вот ты говоришь, что никогда не знаешь, что получится. Как и с чего тогда начать?

— Начинаю всегда с фона. Это такой утомительный процесс, когда ты наносишь первый слой.. Вообще, не важно какую краску ты положишь в начале, важно её положить. Второй слой всегда ляжет так, как надо. А первые мазюки — так я их называю — главное просто сделать. Кстати, именно вот подготовкой фона я могу заниматься параллельно для нескольких картин.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Работа Александра Волкова «Мэрилин»

— Ты рисуешь дома или у тебя есть отдельная студия?

— Это происходит дома. Но квартира всё больше становится похожа как раз на мастерскую. Я задумываюсь в последнее время, чтобы сделать отдельную студию, куда я бы мог приезжать и работать. Всё-таки дома очень много отвлекающих факторов.

— А если студия, то какая?

— Так как у меня есть ещё основная работа, я не смогу регулярно занимать собой всё помещение. Поэтому на перспективу, если снимать место, то с кем-то. Возможно, это были бы люди, которые занимали бы помещение днём, а я приходил туда вечером.

— А не задумывался о том, что это когда-то станет твоей основной деятельностью?

— Думал, но вперёд не заглядываю. Как будет, так будет.

— Не боишься, что превратится всё в рутину?

— Честно? Нет. Мне это безумно нравится. Единственное, что меня смущает: если называешь что-то своей основной деятельностью, то подписываешься на обязательную и постоянную выдачу чего-то нового. Но делать это постоянно — невозможно. В таком вот смысле, да, это может однажды превратится в рутину.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Александр на интервью

— И как избежать этого?

— Купить билетик туда, где тепло или холодно, кому как нравится, и свалить туда на недельку (улыбается). В творческой сфере в какой-то момент появляются ключи от знакомств со всеми творческими людьми и не только твоего города. Ведь ничто не ограничивает общение даже с зарубежными творцами. И для этого особо не надо лезть куда-то. Ты занимаешься своим делом, и всё начинает образовываться само вокруг тебя. Такие вещи помогают тебе не зашориться.

— Билетик это, конечно, хорошо, но для этого стоило бы зарабатывать. Ты вот писал однажды у себя на страничке в ВК, что не рисуешь на заказ. Почему?

— Это странно, но всё, что я изначально делал, не является коммерческой историей. Мне хотелось рисовать, и я стал рисовать. Сейчас ничего не изменилось. Мне важно, как и для любого творческого человека, обычное признание. Чтобы люди смотрели, кайфовали. Это намного ценнее, чем продавать картины. Да, я в любом случае к этому приду. В какой-то момент придётся это сделать. Но сейчас мне искренне жалко что-либо продавать. Их не так много, но в каждую я вложил большую часть себя и своей энергии. 

— Может, ещё не было суммы, за которую ты бы отдал картину с руками и ногами?

— Были суммы, которые заставляли задуматься. Но у меня есть основная работа, я не сижу на последнем кусочке хлеба, поэтому нет большой потребности в продаже картин.

— В каком, кстати, стиле ты рисуешь?

— А я не знаю. Я никак это не называю. Я кайфую от стрит-арта. Эта история мне безумно нравится — я пересмотрел все фильмы, читаю и перечитываю книги, вдохновляюсь 60-70-ми годами, тот же Бэнкси меня вдохновляет. Наверное, моё творчество ближе туда. Знаешь, это такая своеобразная улица на холсте. Я до сих пор испытываю мандраж от мысли, что однажды будет возможность разрисовать какую-то стену на улице. Это такая маленькая мечта. Поэтому, наверное, я холсты использую в качестве маленьких кусочков стены.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Работы Александра в баре VSE SVOI

— А о чём ещё мечтаешь? Какие проекты хочешь реализовать?

— Сейчас чудным образом возникло несколько проектов, которые я хочу попробовать реализовать. Один из них — расписные элементы гардероба. Джинсовки, футболки и всё такое. Я и сам мечтал попробовать порисовать на ткани, да и запросов на подобное достаточно. Я пока не знаю, каким образом это всё получится: сотрудничество с кем-то или кастомизация уже готовых вещей. Посмотрим. Для меня сейчас важно понять сам процесс и посмотреть, будет ли меня это удовлетворять.

— Но если кастомизация вещей, разве это не будет работа «на заказ»?

— Да! Я поэтому и сомневаюсь. Я не то, чтобы не хочу, я не могу. Если ко мне придут и скажут: «на вот, нарисуй мне вот это на джинсовке». Так вот сам и нарисуй, у тебя же уже всё есть. Найди трафарет, распечатай, обведи…

— Значит, если люди будут отдавать тебе свои вещи, то не будут знать, что получат в итоге?

— Мы можем обсудить идею. Кому-то нравится Мексика, кому-то цветочки, кому-то Голливуд. Мы можем обсудить направленность, но без конкретики.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Александр Волков (слева) в рамках VII Всероссийского фестиваля моды и дизайна «Симбирский стиль».

— А ты всегда доволен своим результатом?

— Я не всегда доволен реакцией людей. Вот, например, когда на День города у нас была небольшая коллаборация с «Мерседесом», мы выставляли работы. Люди тогда разделись на два типа: желающие сфоткаться с известным лицом на картине и старающиеся разглядеть детали. И, конечно, мне приятнее, когда над моими картинами задумываются. Я сам очень люблю детали и трачу на них много времени, но часто люди их даже не видят.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Выставка в День города совместно с «Mercedes-Benz»

Но в какой-то момент я понял, что всё искусство сводится к вызову эмоции или её отсутствию. Если никакую эмоцию, даже негативную, не вызывает, то вот это плохо.

— Много ли в Ульяновске людей, которые занимаются стрит-артом? Мне кажется, у всех на слуху только Холтов. Как ты, кстати, к нему относишься?

— Мне нравится то, что он делает. У него есть своя фишка. Этакий социальный стрит-арт. Это прикольно, интересно. Мы не друзья, да и не пересекаемся почти. Когда я только начинал, я думал, что было бы интересно какое-то совместное взаимодействие, но пока я не вижу никаких точек соприкосновения. У него своя история, у меня своя. И они настолько разные.

Художник Александр Волков о модном стрит-арте и улице на холсте

Александр на интервью

— А в чём ваши различия?

— Мне кажется, он освещает некую негативную сторону. Человек в доспехах, который подмечает все пороки. А я больше, по крайней мере мне нравится так думать, что я больше о светлом, о богеме, о моде, о красоте. Модный стрит-арт.

— Не все с тобой согласятся, что улица — это есть мода или богема.

— Да, наверное. Но, как ни странно, именно то, что происходит на улицах, мы видим потом в одежде, в дизайне, в цветах.

А ещё, мне кажется, что наше различие с Холтовым в том, что я хочу в галерею. Хочу в большое светлое здание, где будут стоять бокальчики с шампанским, какие-то закусочки, где будут висеть мои картины. Куда будут приходить яркие люди, чтобы кайфануть от моих работ. В тепле, приглушенном свете, картины подсвечиваются, всё красиво…Дорого-богато, да (смеётся).

А у Холтова пример классического стрит-арта. Его арты распространяются как вирус по городу.

— Ты видишь, как будет развиваться твой творческий путь? Когда нам ждать галерею?

— Пока мало представляю. Всё, что произошло со мной за эти два года, я не подозревал, что так будет. Мне нравится в творчестве, что можно не быть человеком расчетливым, планирующим, можно просто плыть по течению. Безусловно, когда я засыпаю, я представляю себе помещение на Манхэттене, где я просыпаюсь, спускаюсь на пару этажей ниже в галерею, этажом выше мастерская. Это мечта. Не знаю, осуществимая или нет, посмотрим. Ещё я хотел бы заниматься выставочной деятельностью.

— Недавно ты ведь организовывал небольшую выставку в педагогическом университете. Как всё прошло?

— Это было очень интересно! Когда люди приходят на неизвестного, как мне кажется, человека, который картинки свои выставил — это круто. И когда ты сопровождаешь это каким-то перфомансом… Там я, к сожалению, не участвовал ни в каких разработках, поэтому мне не всё понравилось. Я бы хотел сопровождать это той музыкой, которая бы мне нравилась, делать такой свет, который я хочу, сопровождать всё текстом. Я бы хотел повторить подобное. Многое хочется попробовать и посмотреть на реакцию.

https://vk.com/exhibitionopening_12_10

Открытие выставки 12 октября «Щегольков & Волков»

— Ульяновск готов к таким перфомансам?

— Да чёрт его знает. Ульяновск — штука интересная. Мне кажется, в этом плане город немного недооценивают. Я это понял на той самой выставке на Дне города, когда мы дали людям порисовать. Привезли холст, купили краски, кисточки. Картина не успевала сохнуть! Там слоёв 80, наверное. было. Это просто был шок. Люди оказались настолько голодные по взаимодействию с творчеством. От мала до велика — все подходили, чтобы хоть что-нибудь мазюкнуть.

Нельзя идти по улице с мыслью: «Ну, давайте, я готов к творчеству, показывайте». Нужно пробовать и смотреть на реакцию. Тот градус серости, который присутствует в городе, существует только до тех пор, пока ты сидишь в своих четырёх стенах. Я и сам жил так 20 лет. Но стоило мне чуть-чуть в другом мире оказаться, познакомиться с творческими людьми, с людьми, которые к этому приближены, и оказалось, что в городе тааак много всего! Когда ты в этом мире оказываешься, думаешь: «господи, почему я об этом раньше не знал. А надо было-то всего лишь захотеть».


Текст: Вероника Чацкая
Фото: Аня Мартынова, социальные сети