«Это какая-то бешеная гонка, если заниматься периодически». Заварили интервью с Артуром Белостоцким

Артур Белостоцкий — шеф-редактор онлайн-издания «Жиза» и продюсер подкаста «Заварили бизнес». «Заварили бизнес» — это аудиосериал о том, как девушка запускает кофейню в Москве без опыта и больших вложений, но с авантюризмом.

Мы поговорили о подкастах в России, о том, как записывать хороший звук дома, с чего начать свой подкаст и почему делать «Заварили бизнес» — настоящий челлендж. Артур учился в Школе редакторов бюро Артёма Горбунова, об этом мы тоже спросили. Узнали, почему Артур не любит Ульяновск, чем лучше Москва и как борется с прокрастинацией на удалёнке.

Начнем с серьезного. Вопрос, который ты задавал в Фейсбуке: представьте, что вы едете в такси с джазового фестиваля. По радио играет «Розовое вино». Вы подъезжаете к дому, и тут таксист спрашивает: «А джаз это вообще что за музыка?». У вас 30 секунд. Что вы ответите? Кого посоветуете послушать?

Если таксист помоложе я скажу, что джаз — это та музыка, из которой получился хип-хоп, рэп, да и вся современная музыка. Предложу ему послушать Синатру. Мне кажется Синатра был популярен в советское время, и что-то в нём ложится на нашу русскую загадочную душу. Он услышит «Strangers in the night» и скажет: «О, я знаю эту тему!», а дальше втянется.

В своих интервью и соцсетях ты говоришь, что постоянно слушаешь подкасты. Про англоязычные рассказывал много, но назови топ-3 лучших русскоязычных подкаста.

Самое крутое русскоязычное, что я послушал буквально недавно — это новый подкаст Медузы «Перемотка». Это подкаст, в котором ребята раскапывают семейные аудиоархивы и аудиодневники, а люди, которые какое-то отношение к этим записям имеют, рассказывают об этом истории. Это безумно трогательно и безумно интересно.

Второй подкаст — «Жизнь человека». Это аудиосериал, дневник онколога, который узнал, что у него рак. Причем, та самая форма, которой он занимается как врач. В подкасте происходит его трансформация из врача в пациента. Вот уже год ребята берут у него интервью, следят за его жизнью. Это важная история и привлечение внимания к проблеме, ведь люди могут услышать об этом из первых уст: от врача и от пациента.

Ну и третье — подкаст «Собака съела дневник». Это детский подкаст, в котором подростки 11-14 лет отвечают на вопросы сверстников. Как жить? Что делать, если учитель в школе обижает? Что делать, если тебе нравится девочка или мальчик? — на все вопросы, которые волнуют подростков, да и не только. Мне как взрослому интересно это слушать, потому что начинаешь лучше понимать подростков и детей.

Что ты хочешь улучшить в вашем подкасте «Заварили бизнес»?

Во-первых, хочется наладить регулярность. Это одна из важных для меня вещей. Хочу, чтобы были чёткие даты выхода подкаста и я знал, что в эти даты он выходит. Для этого нужно наладить и оптимизировать процесс производства, ведь 90% работы над подкастом я делаю сам. Мы меняем подходы и стараемся делать по-разному, но процесс еще не оптимизирован.

Ещё хочу, чтобы подкаст был более погружающим в историю. Для этого там должно быть больше полевых записей. Например, когда наша героиня разговаривает с кем-то на улице или что-то обсуждает с партнёрами. Это добавляет атмосферу и больше жизни.

Обложка подкаста «Заварили бизнес»

Обложка подкаста «Заварили бизнес»

В одном из интервью ты говорил, что выпускать подкаст хотя бы год настоящий челлендж, каждый выпуск идет трудно. Почему?

Тут есть несколько вещей. Первая сложность возникает на этапе, когда мы с Сашей делаем интервью. Иногда сложно скоординироваться, потому что она в Москве, я в Ульяновске. Каждому нужно найти время, чтобы созвониться.

Вторая штука — нужно понять, как из того материала, который у нас есть, скомпоновать историю: что убрать и что оставить. Работать с аудио довольно тяжело, потому что нельзя охватить одним взглядом. По тексту можешь пробежаться, увидеть структуру, а здесь нет. Я пробую разные подходы. Например, делаю полную расшифровку аудиозаписи в текст, чтобы понять, как это звучит. Уходит куча времени, и это не всегда эффективно, поэтому пробую и другие подходы.

Позавчера отдал звукорежиссёру последний эпизод, с которым долго мучался. Часовое аудио нужно превратить в получасовой подкаст. Мне нужно, чтобы получилась история, у которой есть начало, середина и конец. Нужна динамика, чтобы что-то происходило и слушателю было интересно. Я сижу и пытаюсь расставить эти кусочки так, чтобы получилась история, а она не получается. Я хожу, фрустрирую.

Ребята, которые занимаются подкастами в Штатах, называют это тёмный лес. Ты перестаешь верить, что у тебя что-то получится. Ходишь и не понимаешь что делать. Потом щёлкает и складывается паззл. В какой-то момент я решил переставить один фрагмент в начало. Больше ничего не менял, но все сложилось. Пришлось передвинуть всего один кусочек.

Американские коллеги говорят, что тёмный лес будет всегда, но со временем ты начинаешь в этом лесу ориентироваться. Это меня и обнадёживает. Поэтому пока каждый выпуск — подвиг и хочется это исправить.

Ты даёшь подкастам отлежаться, как с текстами? Или это не требуется?

Требуется, но у меня не получается. Думаю скоро возьму за правило. На черновой монтаж уходит день, но перед этим есть много страданий, когда я не знаю с какой стороны подступиться. На следующий день, как доделал черновой монтаж, пишу свой текст.

По-хорошему нужно дать подкасту отлежаться, показать большому количеству людей. Есть подкаст «This American Life», они делают каждый эпизод три месяца. Наверняка, есть эпизоды, на производство которых уходят годы. А я делаю черновой монтаж, потом пишу свой текст, на следующий день записываю голос и отдаю звукорежиссёру.

А какой-то перерыв между производством выпусков есть, или ты сразу приступаешь к следующему?

По-хорошему нужно сразу приступать к следующему, потому что мы хотим выходить раз в две недели, а не раз в месяц, как сейчас. Для этого нужно уже через неделю, после выхода после выхода выпуска заканчивать черновой монтаж для нового. Это какая-то бешеная гонка, если заниматься периодически, но надо оптимизировать работу, чтобы получалось.

Когда ты записываешь свой голос для подкаста, укрываешься пледами и стоишь между шкафом и двухъярусной кроватью. Расскажи об этой  импровизированной студии. Как она работает, в чем фишка, и как сделать такую у себя дома?

Ну смотри, есть несколько правил домашней звукозаписи. Первое правило звукозаписи голоса: микрофон должен быть расположен максимально близко ко рту. Чем ближе ко рту, тем меньше нужно будет выкручивать усилитель и меньше будет шумов.

Вторая штука в том, что у любой комнаты есть акустика. Если пишешь в обычной комнате, она полюбому будет присутствовать. Единственный нормальный способ этого избежать — писаться в минимальном по размеру и максимально мягком помещении.  Можно обложиться пледами, подушками, игрушками, чем угодно. Какое-то время я искал дома место, где можно такое соорудить, потому что просто накрываться пледом — жарко и не очень приятно.

Артур Белостоцкий

Артур говорит, что когда он записывает свой голос под покрывалами и пледами — никого нет дома, сфотографировать это некому. Поэтому фотография Артура в Израиле.

В один момент зашёл в детскую и подумал, что могу использовать пространство между шкафом и двухъярусной кроватью. Когда нужно что-то записать, я сдвигаю лего с пола, как-то прицепляю пледы на кровать, шкаф и дверь, иногда стелю на пол. Это ведь детская комната, в которой дети спят, играют и делают уроки, поэтому каждый раз всё вешаю снова. У меня нет микрофонной стойки, я использую штатив от фотоаппарата, на который накручиваю рекордер и стоя записываюсь. В целом, сырая запись звучит хорошо. И это работает! От многих американских журналистов слышал, что они записываются дома под одеялом и получается близкий к студийному звук. Когда записываем интервью с Сашей, она тоже раскладывает повсюду пледы и мягкие игрушки.

Ты слушаешь много подкастов и много о них читаешь. Исходя из твоего опыта, какие подкасты сейчас востребованы, в какой жанр и с какой идеей идти начинающим?

В России ниши все свободны. Подкасты, которые регулярно выходят, обновляются и у них есть какая-то аудитория, можно пересчитать по пальцам двух рук. Ну ладно, двух рук и двух ног. Я бы исходил от истории: какие истории ты хочешь рассказывать, чьи истории, что тебя в жизни беспокоит. Те, кто хорошо разбираются в подкастах, говорят отталкиваться от собственного любопытства. Если тебе любопытны отношения людей с едой, то можешь рассказывать несколько историй. Один подкаст будет рассказывать истории шеф-поваров, другой про семейные традиции, третий — про разные народы. Все, что я назвал может быть отдельным подкастом, потому что внутри каждой темы можно найти разные истории, или сделать один подкаст, а темы будут эпизодами.

Детские подкасты — офигенная ниша, которую как и все подкасты в России нужно раскачивать. У нас в стране вообще мало кто знает, что такое подкасты. Когда ты говоришь «подкаст», тебя спрашивают: «Под что? Под чем?»

Если бы ты запустил собственный подкаст, о чём бы он был?

Не знаю, у меня нет идеи, которая бы потянула на отдельный подкаст, чтобы я его вёл и что-то говорил. Одна из причин, почему я запустил «Заварили бизнес» — у меня не было ни одной чертовой идеи для подкаста, но очень хотелось сделать. Поэтому я решил сделать подкаст про Сашу, потому что ей есть что сказать. Я периодически сталкиваюсь с интересными людьми и слышу интересные истории. Иногда хочется записать с ними интервью. Поговорить под запись и рассказать их историю. Есть одна идея — рассказывать истории людей, которые очень круто что-то делают и реально от этого кайфуют.

Твоя глобальная цель запустить русский «Gimlet». Расскажи об этом, движешься к своей цели сейчас?

«Gimlet» — это американская подкаст студия. Не самая крупная и не самая маленькая, не самая успешная, но это ребята, которых недавно купили за 230 миллионов долларов. Это говорит о том, что происходит на рынке подкастов в США, если не самую крутую студию купили за такие деньги. Это ребята, у которых в своё время я подрезал идею «Заварили бизнес» из подкаста о том, как создатель компании «Gimlet» Алекс Блумберг создает компанию «Gimlet».

Мне очень нравится их бизнес-модель. Они делают свои подкасты, делают брендированные подкасты на заказ и на основе сценариев их подкастов пишут сценарии для сериалов. Мне бы хотелось такое сделать в России, потому что сейчас благоприятное для этого время. Подкастами люди интересуются и готовы в это вкладывать деньги. Недавно мои знакомые с «Бородакаст» запустили подкаст с компанией «Инвитро» (компания делает лабораторные анализы, прим. ред.), где спортсмены рассказывают истории о здоровье. Казалось бы, где «Инвитро» и где подкаст, но компания вкладывает в это деньги.

Я стараюсь так всё организовать, чтобы заниматься только подкастами. Сейчас работаю в компании «Эвотор», где у меня куча других обязанностей. Я собираюсь прийти к тому, чтобы заниматься только подкастами. Пока цель заниматься подкастами и найти способ делать это за деньги. Есть идеи, которые я бы делал бесплатно, но надо как-то жить. Для меня ближайший челлендж сделать что-то ещё, кроме «Заварили бизнес». История кофейни не вечна, да и хочется попробовать новый формат, новую историю.

Чтобы стать редактором, ты пошёл учиться в Школу редакторов бюро Горбунова. Сколько времени ты тратил на учебу и как совмещал с работой?

На тот момент я работал в компании «Эквид». Это компания, которая делает сервисы для интернет-магазинов. Я работал на английском языке в техподдержке для клиентов. В Школе тратил часа 2-3 в день на то, чтобы послушать и почитать лекции. В пятницу, перед сдачей тестов, сидел больше всего, потому что нужно было всё пересмотреть. В «Эквиде» практикуется частично-удалённая работа: ты должен иногда появляться в офисе, но можешь работать из дома. Я этим часто пользовался. Итогом моего обучения в Школе редакторов стало то, что я ушел из «Эквида».

Артур в Школе редакторов

Артур занял третье место в рейтинге и поступил на бесплатное место в Школе редакторов.

Я не могу сказать, что был в адской запаре во время учебы, но был во время сдачи курсовой работы, в конце первой ступени. Я её даже не сдал и не доделал. Были со здоровьем проблемы, а тут ещё ушел из «Эквида», по сути в никуда. Были пару проектов, но впервые в жизни я оказался фрилансером, и надо было искать работу.

Первая ступень Школы редакторов даёт иллюзию, что ты всё умеешь, но когда дело доходит до курсача, оказывается, что это не так. Ты знаешь, но не умеешь. Нужно либо идти работать, либо на вторую ступень Школы, чтобы как-то разложить компот в голове.

Что самое полезное ты оттуда вынес?

Если говорить по дисциплинам, то это вёрстка. У меня с детства была мечта стать дизайнером. Читал Артемия Лебедева в ЖЖ и мечтал. Делал какие-то вещи в фотошопе, но они были оторваны от жизни. В Школе я научился работать в фотошопе как с инструментом. Теперь могу нормально скомпоновать информацию, чтобы это было красиво, прикольно и читаемо. Приятный навык, когда для тебя это не проблема.

Вторая вещь — знакомства. Я еще учился на первой ступени, когда мне пришёл первый оффер по работе. Люда Сарычева позвала работать в «Модульбанк». Ребята, с которыми учились — это такой социум, где люди разговаривают с тобой на одном языке и руководствуются общими принципами. Я знаю, что с этими ребятами мог бы поработать вместе и нам было бы комфортно. Почти все люди, с которыми я работаю в «Эвоторе», так или иначе прошли через Школу.

Ещё ощущение дерзости. С одной стороны это помогает, с другой — играет злую шутку. Ты ещё прочитал курс Ильяхова про общение с клиентами и такой: «Да я капитан корабля, я редактор! Давайте сюда свои задачи, это будет стоить сто пятьдесят тысяч рублей, предоплату полную, пожалуйста.» И там, где ты перебарщиваешь — быстро обламывают, с другой стороны дерзость и борзость помогает. Я человек застенчивый, но идея, что ты не боишься браться за сложные проекты и хочешь хорошо получать за хорошую работу — помогла, и сейчас помогает.

Насчёт удалёнки вопрос. Ты учился, работал и работаешь сейчас удалённо. Не было проблем с дисциплиной, с местом работы?

Всегда были и есть. Когда я просыпаюсь утром, ничего не хочу делать. Могу что-то сделать в полуавтоматическом режиме, но не более того. Даже если занимаюсь тем, что мне очень нравится,например подкасты. Тут две вещи: либо у тебя сложная задача, за которую ты не знаешь, как взяться, либо очень легкая, понятная и скучная. Иногда бывает микс —  понятная и скучная, но там есть вещь, которую ты не знаешь как делать, тогда это совсем провал. Я могу запросто прокрастинировать весь день и потом делать всё в последний момент, а иногда и сорвать дедлайн. Дома всегда есть на что отвлечься: холодильник, кошки, можно полы помыть.

Как я это преодолеваю? Да никак, на самом деле. Иногда просто случаются счастливые моменты, когда я чем-то сильно увлекаюсь, либо наоборот подкрадывается дедлайн и ощущение приближающейся беды. Единственная штука, которая мне помогает в «Эвоторе» — это супер срочная задача, которую нужно делать каждый день. У нас есть автор, который пишет посты для соцсетей, а я их проверяю, помогаю довести до ума. У нас есть договор, что с 11:00-14:00 я проверяю соцсети. Это очень подбадривает и держит в тонусе, потому что нет варианта прокрастинировать. Одна из задач, которую я бы не хотел никому отдавать, несмотря на то, что хочу полностью заниматься подкастами.

Планируешь куда-то переезжать? Что тебе нравится в Ульяновске и чего не хватает?

Я постоянно об этом думаю. Вообще, свои первые 7 лет жизни я провел в Москве. Даже в паспорте написано, что родился в Московской области. Мне постоянно хочется в Москву, да и вся профессиональная движуха тоже там, поэтому я постоянно думаю о переезде в Москву. Возможно это неминуемо произойдет. Уехать из Ульяновска мне хочется почти всегда. Я не люблю Ульяновск. Здесь есть классные люди, есть мои люди, здесь живёт мой лучший друг. Но в целом, я не испытываю большого удовольствия от жизни в Ульяновске, не считая  Волги, до которой можно доехать на машине за полчаса. Если я перееду в Москву, мне этого будет не хватать.

Артур Белостоцкий

Многие любят Ульяновск за Волгу и природу. В своём интервью, Дина Чёрная об этом много рассказывала.

Я очень люблю Москву, но жить хочется на море. Либо в России на море, либо не в России, но у моря. Чтобы тепло солнышко и море, ну и Москва! Я понимаю, чтобы жить также комфортно, как в Ульяновске — нужно зарабатывать в два раза больше денег. Это, пока одна из вещей, которая удерживает. Мне здесь не хватает профессионального общения. Команда вся удалённая. Иногда ловлю себя на том, что целый день не разговаривал с людьми ртом. Хочется, чтобы ежедневная рутина была более разнообразной, чтобы в ней были люди.

У себя в фейсбуке ты писал, что когда чем-то увлекаешься изучаешь мастеров. Расскажи с чего начинаешь изучение и как это фиксируешь?

Когда я начинаю что-то делать, я ищу референсы, примеры. Начинаю тупо гуглить, например, «аудиосериалы». Как-то мне попал подкаст «Стартап». Узнал,что главный — Алекс Блумберг, я прочитал его интервью, сайт, послушал подкаст.. У него есть курс, бесплатные видосы — посмотрел, подписался. В процессе я какие-то вещи конспектирую. Потом услышал, что у него был начальник Айра Гласс, который делает подкаст «This American Life». Это значит, что я могу подняться на ступеньку выше. Смотрю, кто такой Айра Гласс, что он делает.

Я прочитал все интервью Алекса Блумберга и Айры Гласса. Мне интересно проникнуть в мозг человека, посмотреть на мир его глазами. Меня этому один из начальников научил. Как будто надеваю костюм и представляю, что я — Айра Гласс. Думаю, что бы он делал, если бы запускал подкаст. Это помогает понять, как делать и психологически помогает стать увереннее. Представляю, что я чувак, который занимается этим тридцать лет.

Ты очень тщательно подходишь к работе и обучению. Дай несколько практических советов читателям: как работать и учиться, чтобы на выходе получать крутой результат?

Первое, с чего нужно начать — делать то, что прёт. Я много лет искал штуки, которые меня прут. В какой-то момент я решил стать редактором, потому что мне не очень нравилась моя работа и я понимал, что это никуда не ведет. У меня было два варианта: оставаться в техподдержке или стать продукт менеджером. Менеджер из меня плохой, поэтому я им не стал. Я пошёл работать редактором и понял, что меня не прёт работать с текстом. Хотя сейчас, благодаря подкасту и стажу, для меня это стало проще. Когда ты делаешь, что прёт — тебе интересно и прикольно делать клёво. Начинаешь изучать детали, стараешься. Воспринимаешь как что-то личное, потому что тебе интересно.

Вторая штука — не работать за еду. В «Модульбанке» я работал только из-за денег. Мне совершенно это не нравилось с первого дня, но я работал, поэтому давалось тяжело. Когда ты работаешь на свою репутацию, персональный бренд, навыки или просто свои интересы, то получается здорово. Ты вкладываешь кирпичики в свою  жизнь, в будущее. Когда ты что-то делаешь — показываешь работу людям, потому что иначе это не влияет на твою репутацию.

Поэтому три совета. Делать то, что прёт. Не работать за еду, а работать на себя и делать то, что помогает в жизни. Показывать свою работу людям. Когда ты понимаешь, что твою работу увидят люди, ты стараешься.


Текст: Андрей Абрамов
Фото: социальные сети героя
Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on twitter

Оставить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*